Маленький Будда или путешествие по Бирме (Мьянме)

10.03.2017

Бирма (она же Мьянма) — одна из тех редких стран, куда еще не добралась ни одна отечественная сотовая компания.

Приезжая сюда, ты оказываешься отрезанной от всего мира – ни тебе Интернета, ни даже спутникового телефона. В моем понимании это и есть рай — отдыхать там, где люди не заботятся о времени и делах, а живут согласно лунному календарю.

И бирманцы – как раз из этого племени людей. Народ этот особый. Мужчины тут носят исключительно юбки-лонжи — сшитые в широкую трубу хлопковые или шелковые отрезы ткани, которые можно завязывать на поясе чуть ли не десятью разными способами. В моей компании мужчины быстро перешли на бирманские юбки и испытывали от этого какой-то девчачий восторг. А практически все женщины вымазывают себе и своим детям щеки и лоб желтоватой краской. Местная модница, хихикая, поделилась секретом: порошок «танака» из сандалового дерева бирманские барышни наносят на лицо не столько ради красоты, сколько для сужения пор и как средство защиты от солнечных ожогов. Но самое удивительное в бирманцах — это их образ жизни, полностью подчиненный вероисповеданию – буддизму.

В XI веке король Аноратха, правитель Пагана, внезапно уверовал в Будду и буквально завоевал себе новую религию, организовав военный поход на соседнего короля Мануха и изъяв у него буддистские тексты и священные реликвии. С тех пор эти реликвии разбросаны по пагодам страны: где-то хранится волос Будды, где-то — ноготь, где-то — косточка или зуб. А любой бирманец в обязательном порядке должен провести десять дней своей жизни вместе с монахами, соблюдая их законы и распорядок дня. А это не так-то просто!

Представь себе: монах должен встать с восходом солнца, помянуть все пять объектов почитания (Будда, его учение, монашеская община, родители, учитель), наставить на путь истинный младшее поколение, а потом, повесив на шею лакированную котомку, идти собирать еду по деревенским улицам. Причем все собранное монахи должны съесть до полудня, ведь после они могут только пить.

Как-то раз мы обедали в деревне. Только сели, как перед нами выстроилась поблескивающая стеклами очков и свежевыбритыми лысинами шеренга монахов в охровых одеяниях. В самый конец этой очереди папа подвел своего пятилетнего сына и, нашептав ему что-то на ухо, оставил малыша стоять в полном недоумении. Наверное, он предупредил, что еды может не хватить. И действительно, когда очередь дошла до крохи-сына, карри и гороховых котлет уже не осталось, и огромные ложки наскребали лишь скромные порции белого риса. И пусть малыш с негодованием рассматривал полученный паек, он получил один из самых важных для бирманцев уроков – терпение и уважение к старшим.

Бирма фото рассвет в монастырях

Мой гид с непроизносимым именем (назовем его — Пао) рассказывал, что сам трижды уходил в монахи. Пао объяснил: «Каждый волен оставаться в общине столько, сколько пожелает – неделю, полгода, всю жизнь. Здесь никто никого насильно не держит. Просто для нас – это как отдых от мелочной суеты, духовное очищение». Честно говоря, никакого «духовного загрязнения» в этой стране я не заметила. Все бирманцы вне зависимости от возраста и времени дня идут в золотые буддийские храмы – пагоды, как в дом родной. Мамы с младенцами так вообще сидят там целыми днями, прячась от плавящего солнца или, наоборот, греясь на теплых камнях.

Перед храмом надо обязательно снимать обувь, а туристам, не расстающимся с носками даже в самых жарких странах, придется все же их снять. Неплохо было бы надеть длинные шорты , платье длиною ниже колен и без декольте, или юбку в пол. Когда я, спустя неделю, в дикую жару попыталась пройти уже в тайскую пагоду в слегка прозрачном платье, смотритель храма задержал меня в дверях, решая, побеспокою ли я монахов своим видом или нет. В итоге, сделав вывод, что вид мой послушников смутит, он протянул мне широкие штаны, которые я затем выкупила – так они мне понравились!

В бирманском астрологическом календаре неделя поделена на восемь дней. И каждому из дней соответствует свое животное. Понедельник – тигр, вторник – лев, среда до полудня – слон с бивнями, среда после полудня – слон без бивней, четверг – крыса, пятница – морская свинка, суббота – дракон, воскресение – птица с женской головой гаруда. И своему духу-натаму обязательно нужно сделать подношение. Путем мучительных вычислений мне удалось выяснить, что я – слон без бивней. Не подумайте, кстати, что раз слон без бивней, то на него и спросу нет! По бирманским поверьям, такой слон, в отличие от обычного, — существо более сильное, выносливое и могущественное.

В лавке, торгующей подношениями, отовсюду торчат маленькие зонтики на палочках из блестящей разноцветной бумаги, упругие розовые лотосы, грозди нанизанного на нити жасмина. Купив лотосов, я под прицелом десятков любопытных глаз и доброжелательных улыбок отправилась к фигуре слона без бивней. Воткнув в фейерверк прочих даров свои подношения, начала поливать слона водой и краем глаза наблюдала, как у меня за спиной собирается жизнерадостный флэшмоб. От постоянного «бирманского» внимания, как оказалось, не скроешься даже в святом месте! И я искренне завидовала монахам, которые безмятежно следили за естественным течением жизни, улавливая какую-то тайну, которая мне так и не открылась.

Поделиться с друзьями: